/

№5 (671) от 29.01.2015

Великий Устюг 100 лет назад о беженцах в наш город

На страницах «Устюжаночки» в 2014 году №35 и №37 мы рассказывали о беженцах в наш Великий Устюг, в связи с событиями на Украине. В материалах этих газет шла речь в частности о том, как, спасая жителей г.Луганска, Н.В. Удачина, руководитель ООО «Медведь», смогла помочь им добраться до Устюга, обеспечить жильем и работой по специальности медицинского работника. Также мы рассказали о статусах для беженцев, которые они могут получить, приехав в наш город и обратившись в Управление Федеральной миграционной службы.

Оказывается, сто лет назад, когда шла война 1914-1918 годов, в наш город потоком тоже поступали беженцы. И, как явствуют документы, хранящиеся в нашем местном архиве, полицмейстер города получил Циркуляр от 2 августа 1914 года, в котором сообщалось, что: «Её Императорское Величество Государыня Императрица Александра Федоровна (супруга царя Николая II) осведомилась о тяжелом положении женщин и детей, выселяемых из соседних с границей военных действий местностей».

По ее просьбе нужно было периодически сообщать данные о всех прибывающих в губернии, выселяемых из района военных действий семействах, отмечая подробно их материальное и семейное положение. Формы отчета о беженцах были разосланы по уездам. Графы в этих формах были так и обозначены: имя, отчество, фамилия, лета, вероисповедание, род занятий, какие с прибывшим дети и в каком они возрасте, чем занимался в местности, откуда прибыл, из какой местности прибыл и где остановился.

В Рапорте пристава г. В.Устюга Господину Уездному исправнику от 18 ноября 1915 года приводилась ведомость о всех «осевших на жительство в В.Устюге». Список оказался большим – 56 беженцев. Среди них были латыши, поляки, евреи, причем евреев – 40 человек.

Латыши прибывали из Риги и Рижского уезда, г.Ревеля, поляки – из Вильно, Минской губернии, евреи в большинстве своем из Двинска, Витебской губернии, из местечка Гривки, Курляндской губернии, Новоалександровска. В ведомости на 24 марта 1916 года об «осевших в г. В.Устюг беженцах» читаем: «Итого – 226 человек».

Среди специалистов-беженцев оказались: швея, кузнец, сапожник, жестянщик, коробочник, шапочник, фотограф, стекольщик, кровельщик, маляр, остальные – домохозяйки, служанки, коммерсанты. Остановились они в 1914 году в различных домах, так и писали: «в доме Дементьева, Ивановское подгорье, в доме Замараева, Леонтьевский конец…».

В доме пивовара Зебальда, например, на Преображенской улице были зарегистрированы евреи Гробъ Лейзер Михель Абрамовъ с матерью Ривалея, женой Сара-ля, сыном Идель и дочерью Мери-Шейна, по профессии – коробочник и Зазъ Юдель Мовша Пейсахов Элиовичъ с тремя дочерьми: Шлова, Фрейде, Песя и сыном Шмуль.

Может быть, некоторые из этих беженцев остались на жительство в нашем городе, например, Зазъ Шлова Юделева – шапошница, Заеръ Рася – модистка, они – в списке оставшихся на жительство или Рубенчикъ Мирля Уоселева – портниха. Вероятно, на памяти устюжан пожилого возраста есть фамилии «осевших когда-то беженцев» в наших краях.

В Устюге был создан Комитет, ведавший делами беженцев, личный состав которого состоял из богатых и известных городу людей: Зепаловой О.И., Чебаевской М.А. Ноготковой А.М. – жены купцов, Емельянова Я.Е. – бывшего Городского Головы, Зеленкович Е.Н. – жены полковника, Дербенева М.У., Кузнецова А.А., Чебаевского Ф.Ф., Ноготкова А.И. – купцов, Попова Григория, Богословского Константина – священников, а также от еврейского населения города: Гальперъ Ильи Григорьевича – зубного врача, Цфассъ Давида Семеновича – часового мастера.

Комитет был открыт 19 августа 1915 года и разместился в Михайло-Архангельском монастыре, его председателем стал купец Дербенев Михаил Устинович.

В сентябре 1915 года старший фабричный инспектор Вологодской губернии писал Великоустюгскому уездному исправнику Устюга: «Министерство торговли и промышленности, озабачиваясь, чтобы фабрики и заводы, работающие на оборону и вообще выполняющие казенные заказы, не испытывали недостатка в рабочих руках, нашло необходимым выяснить, в каких именно местах осели работоспособные беженцы из среды фабричных рабочих, чтобы облегчить посредничество между ними и соответственными промышленными предприятиями…, о лицах, которые желали бы снова приняться за свойственную им работу…».

Директор «Льнопрядильной и полотняной фабрики наследников Я.Грибанова с-вей» в селе Красавино тоже получил подобное сообщение: «Ввиду наблюдающегося за последнее время спроса на работу со стороны беженцев, прошу Вас, Милостливый государь, выяснить и донести мне, не требуются ли на фабрику Грибанова рабочие и если требуются, то в каком количестве и на каких условиях могут быть таковые приняты».

В апреле 1916 года уездный исправник получил от Вологодского Губернатора сообщение о том, что «на станцию Котлас, Пермской ж.д. имеетъ прибыть партия беженцев-евреев в количестве 700 человек, из них 500 человек предназначены к расселению в г.В.Устюг и 200 человек в г.Сольвычегодск. Сообщая о семъ, предписываю Вам, Милостивый Государь, назначить ко времени прибытия этих беженцев, соответствующий наряд полиции для поддержания порядка».

Великоустюгский уездный комитет писал в ответ, что «разместить в настоящее время 500 евреев представляется невозможным, так как, во-первых, в городе нет свободных квартир, во-вторых, город переживает продовольственный кризис, вследствие чего просуществовать беженцам на казенный паек невозможно, а найти подходящий для евреев заработок в городе нельзя. Комитет в то же время высказывает пожелание выслать взамен евреев других беженцев, даже и в большем количестве, но, труд которых можно бы было использовать в сельском хозяйстве».

Просьба о «неприсылке» в Устюг беженцев-евреев была незамедлительно отклонена Вологодским Губернатором с припиской: «в смысле обеспечения продовольствием Устюг находится не в худшем положении по сравнению с другими городами губернии…».

Исправнику ничего не оставалось делать, как составить список квартир, в которых можно было бы разместить беженцев-евреев: Дом И.Я. Львова по Преображенской улице на 20-25 человек, дом В.Н. Седельниковой тоже по Преображенской улице на 20-25 человек, дом К.Я. Гартван – 15-20 человек…

Курьезный случай произошел в Котласе. Целая семья еврейской национальности добивалась отправки в Москву из Котласа «для лечения Патеровскими прививками, т.к. они: Леба Нахмановъ Гельфонд, его жена Ита, братья Исаакъ и Аронъ, сестры Хеля и Рахля и мать Рейзак (т.е. 7 человек) были укушены бешеной кошкой».

Причем, со слов беженцев, кошка убежала, а уездный исправник требовал кошку поймать, вскрыть. Полагаю, беженцам очень не нравилось в Котласе, и они старательно искали повод оттуда быть высланными обратно.

Вот так, никогда не оставались в стороне от исторических событий наши устюжане. Они, как могли, сто лет назад также решали проблему беженцев.

Людмила НЕСТЕРОВА

Написать комментарий