/

№48 (818) от 07.12.2017

“Все хорошо, мам…”

Всего три месяца служил контрактник Александр Бабошин на военной базе в Абхазии. Тело молодого устюжанина нашли 3 ноября в лесополосе Адлера, близ аэропорта. Странные обстоятельства этой трагедии замалчиваются, а убитые горем родители пытаются своими силами найти правду.

 ЖИЗНЕРАДОСТНЫЙ…

С раннего детства Саша был окружен любовью и заботой родителей. Желанный и единственный ребенок в семье, он рос в отношениях полного доверия и взаимопонимания. Общительного и доброжелательного мальчишку хорошо помнят в его родной школе – Гимназии.

– Саша был большим умницей и спортсменом. Учеба давалась ему легко, да он и сам был такой легкий на характер. Но в то же время, целеустремленный, упёртый в хорошем смысле слова. Находил со всеми общий язык, абсолютно не конфликтный. Улыбчивый, умел найти слова, чтобы подбодрить шуткой или дать совет. Родители воспитали хорошего сына, для которого взаимовыручка и дружба – не пустые слова, – вспоминают Сашу учителя Гимназии.

Еще со школьной скамьи парень мечтал связать свою жизнь с военной службой. Строгая дисциплина, четкие задачи, хорошие перспективы в плане карьерного роста и материального положения привлекали выпускника. После окончания школы сделал попытку поучиться в гражданском вузе, но мысль о службе не отпускала.Окончив первый курс Вологодского технического университета, Александр один отправился в Рязанское высшее командное училище.

Конкурс на поступление был серьезный, но парень никогда не искал легких путей. Заветная мечта становилась все ближе. Отличная спортивная подготовка, закаленная на соревнованиях, и прочная база школьных знаний сделали свое дело. Александр прошел отбор и поступил на первый курс.

Мы смотрим фотоальбом с мамой Александра Лилией. Вот Саша в красивом костюме на школьном выпускном, а здесь – уже побритый, серьезный и в военной форме – на присяге. Немного осунулся на лицо: очень тяжело давались первые месяцы службы. А здесь – на родине, в Великом Устюге, с лучшим другом… тоже Сашей. На фото меняются города, военная форма сменяется на «гражданку», но неизменным остается одно – искренняя и открытая Сашина улыбка.

– Он таким всегда был… жизнерадостным, – не сдерживая слез, говорит Лилия. – Может, и не всегда все было хорошо, но он никому этого не показывал. Сильным был, с внутренним стержнем. Он и жил так, по законам десантников – «никто, кроме нас». Я порой ругала его за то, что идет на риск. Были случаи, что и прыжки с парашютом совершал за своих однокурсников. Друг приболел, а Саша вместо него прыгнул. Конечно, я переживала. А он успокаивал: «Все хорошо, мам. Я выбрал для себя путь. Ты, главное, не волнуйся».

НИКТО, КРОМЕ НАС

В июне текущего года Александр Бабошин окончил Рязанское высшее военное училище в звании «прапорщик» и перевелся на заочное отделение уже по гражданской специальности. Предстояла служба в воинской части, которую выпускники могли выбрать. Саша выбрал самое сложное: миротворческие войска Абхазии.  29 июля он прибыл в воинскую часть города Гудаута. А 12 августа уже отправили в командировку на 2 месяца в Астраханскую область на учения в Капустин Яр, где была несносная жара, песчаные бури и отсутствие цивилизованных условий. Но Саша не унывал: «Все норм».

Он все успевал: и служил, и учился на заочном отделении, и о родителях не забывал. Обязательно заезжал домой хоть на пару дней. Толковый, коммуникабельный и не конфликтный парень быстро зарекомендовал себя с положительной стороны, и уже 24 октября Александра Бабошина назначили на должность командира ремонтного взвода автороты. В те дни материнское сердце почувствовало что-то неладное.

– У Саши не было желания принимать эту должность, – вспоминает Лилия Бабошина. – Он говорил, что от него в короткий срок требуют подписать все акты приема материальных ценностей, несмотря на то, что их объем был достаточно велик: девять автомашин «Урал», запчасти, инвентарь. Установленный срок сына не устраивал, так как он хотел досконально убедиться в наличии всех передаваемых ценностей. Подписывать акты формально он не хотел. Такое ощущение, что на него давили, и от этого он нервничал.

Саша рассказывал, что старшие военнослужащие не из этой воинской части предупреждали его о возможной недостаче товароматериальных ценностей. Но принципиальный Бабошин не хотел брать на себя такую ответственность, а поэтому вел речь о переводе в другую часть.

– Утром 27 октября я, как обычно, зашла в социальную сеть, чтобы пожелать сыну хорошего дня, – вспоминает Лилия. – Он мне не ответил. В 14.30 написал сообщение с просьбой срочно перевести ему 3,5 тысячи рублей. Как выяснилось позже, Саша сообщил своему сослуживцу, что отпросился в увольнение у командира роты, чтобы снять деньги в терминале Сбербанка. В Гудауте их нет. Как разворачивались события дальше, мне неизвестно. Сын не выходил на связь. Только 28 октября около 22 часов я получила от него смс «Все хорошо».

На следующий день родители Саши стали «поднимать на ноги» всех его сослуживцев, звонили командованию роты, но сына никто не видел. В одном из разговоров родителям сообщили, что Александр был должен деньги, но кому именно – так и не выяснилось. Впоследствии ни сослуживцы, ни сокурсники этот факт не подтвердили.

ПРЕРВАННАЯ ЖИЗНЬ

Страшная весть пришла 8 ноября. Родителям сообщили, что Сашу нашли мертвым в лесополосе города Адлер, возле аэропорта. В момент обнаружения тела при нем находился рюкзак, в котором были все документы: паспорт, военный билет, диплом об окончании РВВДКУ. Родители Александра предполагают, что он планировал перевестись в другую воинскую часть, поэтому взял с собой все документы и онлайн-билет на самолет.

Все события, происходящие в дальнейшем, похожи на какой-то кошмарный сон. Только острое желание разобраться в причинах гибели единственного сына побудило родителей собрать волю в кулак и пройти все эти семь кругов ада.

Приехав на опознание тела, они узнали от следователя, что их сын повесился (или был повешен?). Молодой, перспективный человек, перед которым легко открывались все двери, свел счеты с жизнью, накануне купив билет на самолет. Как минимум, логическому объяснению это не поддается.

– На теле сына были следы побоев недельной давности, – рассказывает Лилия. – Это значит, что в те дни, когда Саша был не на связи, его избили. На просьбу ознакомить меня с материалами следствия и показать место происшествия мне отказали. В настоящее время уголовное дело не возбуждено. Я не верю в то, что мой сын мог свести счеты с жизнью. Он не курил, не дружил с алкоголем, имел КМС по воинскому единоборству, постоянно занимался спортом, со школьной скамьи мечтал стать офицером и не мог допустить мысль о дезертирстве и тем более суициде. Его карьера только началась!

Корреспонденты «Устюжаночки» звонили в воинскую часть, где служил Александр. Комментировать происшедшее журналистам отказались. В следственном комитете Адлерского района нам пояснили, что в настоящее время проводится проверка по факту гибели Александра Бабошина. Военная прокуратура пока не может принять это дело, поскольку трагедия произошла не на территории воинской части. 15 ноября Саша был похоронен на своей родине, в Великом Устюге.

P.S. В квартире, где живет семья Бабошиных, у Саши – своя отдельная комната.  Все, к чему прикасался сын, лежит на своих местах: плеяда спортивных наград, подарки друзей, флаг ВДВ как знак верности боевому братству и крепкой дружбе. Кажется, вот-вот дверь откроется и в квартиру зайдет Саша, озарив все вокруг своей искренней улыбкой.

Эти вещи, фотографии и теплые воспоминания – всё, что сегодня осталось у семьи Бабошиных. А еще непроходящая боль потери и отчаянное желание распутать этот клубок, понять, что же на самом деле случилось с их единственным сыном.

Екатерина МИНЯЕВА