/

№18 (839) от 10.05.2018

Блокада. Кто они, нашедшие упокоение на устюгской земле

После публикации материалов о Бобровниковском госпитале для блокадников, составлении списков похороненных на деревенском кладбище и в Великом Устюге и передаче их в совет ветеранов Санкт-Петербурга прошло 3 года. Эту тему обсуждали и на встрече с директором музея блокады Ленинграда.

А в августе 2017 года мы оказались свидетелями волнующего события, встречи семьи Вахмяниных из Санкт-Петербурга, состоящей из трех поколений: сына, внука и правнука, ищущих могилу отца, блокадника. Кто он?

Вахмянин Павел Николаевич родился в 1898 году и был третьим ребенком в большой мещанской семье, когда-то проживавшей в Вятской губернии.

Когда Павлу было 9 лет, от эпидемии тифа умерли родители и младшие дети, а это 5 братьев, старшему из которых было 12 лет, остались на попечении 17-летней сестры Екатерины. Катя, благодаря неравнодушным людям и необыкновенно твердому характеру, не только не отдала никого из братьев в приют, но всех вырастила и дала возможность получить всем высшее образование.

После окончания гимназии Павел Николаевич поступил в Новочеркасский Политехнический институт, окончил его в 1918 году, защитив диплом по специальности инженермеханик. Трудился в Москве на Пролетарском заводе в конструкторском бюро. Там же познакомился с профессором Ленинградского политехнического института Вознесенским И.Н.

В 1930 году женился на Гуковой Ирине Кирилловне, выпускнице Ленинградского текстильного института. В 1932 году родился сын. Пожив еще некоторое время в Москве, принял предложение профессора Вознесенского и перевелся на Сестрорецкий военно-механический завод в пригороде Ленинграда.

Известный ученый увидел в молодом инженере талант, а значит, возможность созда вать для страны новые образцы техники. В 1936 году Павел Николаевич получил назначение в Ленинград, на завод «Экономайзер», и стал начальником конструкторского бюро гидропередач. В 1940 году его перевели на завод №174.

В 1941 году началась война. Завод продолжал выпускать военную продукцию и не подлежал эвакуации. Семья, как и тысячи других, оказалась в блокаде. Трудиться приходилось не покладая рук, не считаясь со временем и здоровьем. Родился второй сын Кирилл. Но уже в декабре 1941 года Павел Николаевич слег с дистрофией и его направили лечиться в госпиталь.

Весной 1942 года началась эвакуация ленинградцев, в первую очередь детей. Жена Ирина Кирилловна с двумя сыновьями (12 лет и 9 месяцев) оказалась в Вологде, а затем в Сибири, в деревне Белогородка, что на границе Новосибирской и Кемеровской областей. Они выражали безмерную благодарность людям, которые приняли их и не дали пропасть. Ирина стала работать учительницей в семилетней школе. Колхоз выделил избушку, дрова, корову, картошку на посадку, а школа – хлеб и крупу. В общем, остались живы. Вахмянина П.Н. эвакуировали позже, с другой партией ленинградцев. Он оказался в госпитале для блокадников в Вологде, где продолжал лечение. О семье ничего не знал, как и они о муже и отце.

Как вспоминает сын Кирилл Павлович, мама сразу начала поиски папы. Писала в разные инстанции, а сведения приходили противоречивые. По бережно сохранившимся документам мы видим, например, что управление милиции Вологды от 13 октября 1942 года сообщает: «Вахмянин П.Н. значится поступившим в госпиталь №5 22 марта 1942 года, умер – 29 марта».

На четвертый раз обращения в эвокогоспиталь №5 добилась сведения о переводе мужа в Бобровниковский дом отдыха 30 июня 1942 года.

Оставив детей на попечение добрых людей, поехала за «тридевять земель» в Бобровниково. Только Бог знает, чего ей стоила эта поездка в то военное время. Но в Бобровниково госпиталя уже не было, закрыли. В Загсе дали справку о том, что умер Вахмянин П.Н. 12 декабря 1942 года.

Сын рассказал: «Очень запомнился день, даты не помню. Это было зимой, потому что уже лежал глубокий снег. Мама вошла в избу и, когда мы бросились к ней, она, обняв нас, сказала: «Вашего отца больше нет».

В декабре 1944 года мы вернулись в Ленинград. Всю оставшуюся жизнь мама проработала на текстильной фабрике инженером-технологом. Ткали сукно для нашей оборонной промышленности. Мы со старшим братом получили образование и специальность. Он работал в Физико- техническом институте имени А.Ф. Иоффе АН СССР. К сожалению, уже умер.

Я, окончив Ленинградский Политехнический институт, до сих пор работаю в Государственном Оптическом Институте и так же, как папа и мама, служу своему Отечеству. Род Вахмяниных продолжают два внука и правнук».

Жену Павла Николаевича Ирину Кирилловну и сыновей все время не покидало желание узнать правду о последних месяцах жизни и могиле родного и любимого человека. Нашли в Интернете и удивились, что Бобровниковский санаторий работает до сих пор и процветает. Решили обратиться к директору Поляковой Р.Н., а она ко мне.

На основе архивных данных об эвакогоспиталях (они рассекречены только в 90-е годы), удалось установить более точные сведения о Вахмянине П.Н. В книге регистрации больных госпиталя он значится под №35, значит, прибыл в Бобровниково вторым рейсом пароходов, т.е. 1 июля из Вологодского эвакогоспиталя №5 для блокадников. Диагноз: острый колит, авитаминоз. Находился в госпитале 89 дней. Выписан 27 сентября 1942 года, одним из последних после закрытия учреждения (1 сентября) в больницу Великого Устюга.

Таким образом, он не умер в Бобровниково и не мог быть похоронен на деревенском кладбище, как утверждается в одной из справок. Это доказывает и отсутствие в архиве истории его болезни. Документ вместе с пациентом следовал в больницу Устюга.

Умер Павел Николаевич, по данным Загса, действительно 12 декабря 1942 года. А похоронен на воинском кладбище, как его называют устюжане. Кладбище открыто в 1941 году на площади 9 гектаров. В нем была необходимость, т.к. умирало много эвакуированных блокадников, раненых и больных солдат в эвакогоспиталях и городской больнице, а позднее – госпитале для инвалидов войны. Хоронили там даже в 50-60-е годы.

К сожалению, стыдно, что кладбище предано забвению и родственники не могли его увидеть и тем более найти могилу отца. Но очень были рады узнать и увидеть, где закончил жизнь Вахмянин П.Н. после мучительных страданий.

Хочется верить, что мы еще сможем кому-то помочь в поисках, и сами узнать, кто нашел упокоение на устюгской земле. Эти люди заслуживают, чтобы их помнили.

Нелли БАТАКОВА, преподаватель медицинского колледжа.