/

№8 (880) от 28.02.2019

Пролетая над гнездом кукушки

Две недели назад вышла моя статья об областной конференции, посвященной проблеме социального сиротства. Там не было ни слова о работе Великоустюгского детского дома, но тем не менее она причинила большие страдания руководителю учреждения. О чем Наталья Долгина не преминула упомянуть в «разгромной рецензии» во всех красках.

“НЕ ЧИТАЛ, НО ОСУЖДАЮ”

Проблема только в том, что Наталья Николаевна подвергла критике тезисы, которые я никогда не утверждала. Вызывает «неприятный осадок горечи», что она, как человек с филологическим образованием, не смогла прочитать простой текст и как специалист, «не далекий от понимания сути сиротства», внятно прокомментировать обозначенные проблемы.

Ко всему прочему Наталья Долгина обвинила меня в том, что я критикую, вместо того чтобы помогать. Популистский прием. Хочется напомнить, что прямая обязанность журналиста как раз и заключается в том, чтобы говорить о проблемах. Непонятно, почему сотрудников СМИ должностные лица воспринимают как обслуживающий персонал для публикации своих пресс-релизов и радужных отчетов. Разговор, выходящий за рамки заранее подготовленной программы, расцениваются ранимыми чиновничьими душами как личная обида и оскорбление.

СИРОТСКАЯ АРИФМЕТИКА

«Автор далека от понимания сути проблемы сиротства», – выносит свой безапелляционный вердикт Наталья Долгина. Тут же она выдает такую обнадеживающую статистику: у 80% выпускников детских домов судьба складывается успешно.

А тем временем:

– по словам Уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка Анны Кузнецовой, «всего лишь 10% выпускников детских домов удается благополучно устроить собственную жизнь».
– согласно данным Роструда, с 2012 года в полтора раза сократилось число трудоустроенных выпускников детдомов.
– по данным Росстата за 2017 год, только 6% детейсирот в Вологодской области были обеспечены жильем (по стране этот показатель составляет 11%).

Я верю, что в Великоустюгском центре помощи детям ситуация лучше, чем в целом по стране. На сегодняшний день на 42 ребенка там приходится 58 сотрудников, из них 28 специалистов работают непосредственно с детьми. Далеко не каждое учреждение может похвастаться такой укомплектованностью. В России достаточно детских домов, где число воспитанников составляет сотни человек. Таким детям куда сложнее приспособиться к жизни, чем тем, кто растет в небольшом коллективе.

Какими все-таки критериями руководствуется Наталья Долгина, оценивая благополучие судеб выпускников? «Нашли себя в труде» – это как? Работают за минимальную оплату труда или с годовым доходом более семисот тысяч рублей, как у самой Натальи Николаевны?

Хочется, конечно, найти ответы на все эти вопросы и видеть перед собой больше примеров счастливо сложившихся судеб. Но на сайте Великоустюгского центра помощи детям, оставшимся без попечения родителей, в разделе «Наши выпускники» нет никакой информации. «Страница находится в стадии разработки» уже более двух лет, хотя сам сайт регулярно пополняется свежими новостями.

Дарья ЕГОРОВА